​Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV—XVI вв.

Между двумя государствами постоянно происходили военные действи и неправ был М. Худяков, утверждавший, что в этот период “между Казанским ханством и русским правительством восстановились добрососедские отношения, какие были и во второе царствование хана Сафа-Гирея”. Не было добрососедских отношений с Казанью вообще в период царствования Сафа-Гирея хана. Отсутствие военных действий в такие-то годы еще не означало такого состояния. Русское правительство никогда не оказывало доброй воли добрососедства Казани без ее подчинения и покорности. Сафа-Гирей хан же на это не шел. Несмотря на усилия таких видных деятелей, как Булат-князь, Беюргансеит, Чура Нарыков и другие, не удалось ликвидировать внешнюю опасность.

В марте 1549 года Сафа-Гирей хан скоропостижно скончался. Ему было всего 42 года. Причина внезапной смерти неизвестна. “Казанский летописец” приводит злопыхательные вымыслы: якобы он в пьяном состоянии ударился головой об умывальник, оттого и умер. Это сообщение сформулировано обычным насмешливо-злым тоном, с каким он описывает все неудачи и несчастья казанцев вообще.

У Сафа-Гирей хана было три жены: дочь князя ногайского Шеих-Мамая, дочь князя Юсуфа Сююмбике и еще одна, на одной из них женился Шах Али в 1551 году. Осталось несколько сыновей. Двое из них — взрослые Мубарак и Дуляк — жили в Крыму у Сахиб-Гирей хана, а младший, сын Сююмбике Утямыш-Гирей, жил с матерью. После смерти Сафа-Гирей хана необходимо было быстро разрешить запутанный вопрос о престолонаследии. По словам “Казанского летописца”, после смерти царя в Казани была “брань велика... не хотят казанцы меньший больших слушаться и покорятися им”.
Это сообщение указывает на борьбу и соперничество различных групп за власть, с одной стороны, и на выступление рядовых казанцев против придворной знати — с другой. Однако другие источники об этих событиях в Казани ничего не сообщают. А сведения о выезде некоторых казанцев (до 10 тыс.) в Москву, о чем сообщает летописец здесь же, не могли бы не отразиться на страницах Никоновской летописи и Царственной книги. Поэтому верить летописцу полностью нельзя. По-видимому, при царском дворе вопрос решался в срочном порядке, потому что Москва получила известие о смерти царя и провозглашении царем Утямыш-Гирея одновременно: “царь казанский Сафа-Гирей умер, убился во своих хоромах. И посадили казанцы и крымцы соодиначася, на царство Казанское сына его Утямыш-Гирея царевича дву лет”. Крымская партия в Казани оказалась в силе. Она опиралась на ханскую гвардию, состоящую из крымцев, во главе которой стоял крымский углан Кошчак. Он же был провозглашен главой правительства. Регентшей при малолетнем хане стала его мать, вдова двух правителей — Джан Алихана и Сафа-Гирейхана — Сююмбике.

Промосковская группа и другие противники крымцев ничего не могли предпринять, опасаясь междоусобных столкновений в самой Казани. Крымская гвардия не преминула бы вооруженной силой подавить всякое выступление, применив террор и репрессивные меры. Таким образом, в Казани установилась власть военного правительства крымской ориентации. Оно, как и при Сафа-Гирей хане, находилось в тесном контакте с Крымом. Есть летописные сведения о том, что сразу же после смерти хана были посланы делегации в Крым с просьбой о помощи и отправке из Крыма в Казань царем Буляк-Гирея, старшего сына Сафа-Гирей хана. Одну из таких делегаций, послов Казани, уничтожили служилые татары-казаки великого князя — “Урак с товарищи...” Летопись сообщает, что “в Крым никакова человека не пропустил”. Однако “послов было много”, и связь с Крымом не была прервана. Мухамед Риза, автор книги “Ассеб-о-мейяр”, сообщает, что казанцы в Крыму просили, чтобы престол занял сын Сафа-Гирей хана Буляк-Гирей, но Сахиб-Гирей хан на это не согласился, заключил его в тюрьму.

“Царь Сафа-Гирей мог поддерживать свою независимость, а теперь, когда Иван взял в свои руки бразды правления и имел намерение решительно действовать против Казани, в последней царем стал ребенок-младенец”. Поэтому правительство Сююм­бике в июле 1549 года через два месяца с небольшим после кончины Сафа-Гирей хана послало в Москву к великому князю от имени Утямыш-Гирей хана своего посла Бакшанду с грамотой, в которой просило установления мира между двумя государствами. Иван IV, хотя и писал в ответной грамоте, чтобы было откомандировано большое посольство, но не был склонен к миру, потому что шли приготовления к походу на Казань, который вскоре и совершился. Мирные предложения были предъявлены также через ногайцев. Отец Сююмбике Юсуф несколько раз письменно обращался к Ивану IV с просьбой помириться с Казанью и предлагал не только свое посредничество, но и часть доходов казанской земли.

Кончился период царствования Сафа-Гирей хана, кончились и походы ответного или наступательного характера против Московского государства. Отныне Казань, хотя и осталась в руках людей крымского толка, не вела никаких агрессивных действий против нового царя Москвы, а вынуждена была вести лишь оборонительные действия за сохранение своей независимости. На протяжении почти 28 лет два брата, крымско-казанские ханы Сахиб-Гирей и Сафа-Гирей, вели одинаковую и совместную политику по отношению к Русскому государству — политику противостояния продвижению русских на Восток. За это время между двумя государствами десятки раз происходили военные действия (1521 год — поход крымцев и казанцев на Русь; 1523—1524 гг. — поход русских на Казань; 1530 год — поход русских на Казань; 1536—1537 гг. — набеги Сафа-Гирей хана на новгородские, костромские, муромские, галицкие земли; 1541 год — набег Сафа-Гирей хана на Муром; 1545 год — большой поход Ивана IV на Казань; 1546 год — наступление русских воевод на Свиягу; 1547 год — большой поход Ивана IV на Казань (кроме них можно отметить ряд малых набегов с той и другой стороны). При Сафа-Гирей хане московское правительство на мирные отношения не соглашалось иначе как через установление вассального положения Казани от Москвы. Оно не согласилось на добрососедские отношения и после, на мирные предложения Сююм-бике неизменно получала ответы, равнозначные отказу.
Правление Сафа-Гирей хана, подчинившего Казань крымской политике, для населения и самого государства как во внутренней жизни, так и во внешнеполитическом отношении было тягостным, но оно сохраняло все-таки самостоятельность Казани.
Противостояние же с русскими привело к тому, что растущее Московское государство скоро решило совсем ликвидировать Казанское ханство путем завоевания. 

Татар хатын-кызлары өчен кызыклы язмаларны Сөембикә Telegram-каналында укыгыз


Ошый
Поделиться:
Комментарийлар (0)
Cимвол калды:
Хәзер укыйлар
  • «Мин синең иреңне бәхетле итәм...» Тормышның яңа борылышында үзебезне нәрсә көткәнен без беркайчан белмибез. Уйламаган җирдән аякка уралган ниндидер борчулармы, әллә бөтенләй көтмәгән сөенечләрме? Тормыш борылышлары безне күкләрдән җиргә төшерә ала. Ә кайчак – киресенчә: бәхетсезлегең бәхет юлына бер адым гына булуын аңлата. Чүпрәле районының «Туган як» газетасы баш мөхәррире Резидә Җамалтдинова һәм аның ире Рамилнең очрашу, танышу, кавышу тарихы – шуңа бер мисал. Ачыктан-ачык сөйләшәбез.
    7238
    7
    66
  • «Хатының кайда – син шунда бул, тормышны бергә тартыгыз» «Тәгәри китте йомгагым, күрмәдегезме, агайлар», – ди Гөлчәчәк татар халык әкиятендә. Гомер йомгагын сүтә-сүтә, көннәр, айлар, еллар үтә... Адәм баласы әллә кайда – офыклар артында көтеп торган бәхетне эзләп бара да бара... Үткәнебезне – бар иткән, киләчәгебезгә нигез салган бүгенгебезне сизми дә калабыз. Мин бүгенгем белән бәхетле!
    4484
    0
    43
  • Гомер бер генә килә  Балалары икәү булса да, әниләре янына килергә ашыкмыйлар, эшләре бик тыгыз, ахры. Рафига апа ике учын янәшә куеп гел дога укый, Аллаhы Тәгаләдән җиңел үлем сорап ялвара.  Ул Галиягә үз тормышын сөйләп бирде инде: «Балаларым минем үлемемне телиләр инде. Мин киткәч, алар арасында фатир өчен тавыш-гауга чыгар инде. Карт кеше кемгә кирәк».
    4921
    0
    37
  • Өмет белән алга карап яшәргә әнкәйдән өйрәндем 1981 ел. Булачак кайнанам белән мин Казан тимер юл вокзалында таныштым. Төнге сәгать 11 дә! «Төнлә белән беренче тапкыр кайнанаң белән кайнатаңны күрергә вокзалга төшәчәксең», – дисәләр, һич ышанмас идем.
    2955
    4
    36
  • Үтмә, гомер, заяга! Хатынын һәр баганага көнләвенең урынсыз гына түгел, ә тормышларын җимерүче, бер-берсеннән читләтүче гамәл икәнлеген, кызганыч, Гамил һич кенә дә аңларга теләми...
    9676
    6
    35
Реклама
Соңгы комментарийлар
  • 1 декабрь 2022 - 21:27
    Без имени
    Баланын этисе бардыр бит? Этисе дэ алгаласын бакчадан, уйнатсын, саф хавалар суларга алып чыксын. Ник эни тиеш дип белэсез? Ул узенекен устереп, кеше иткэн инде, житэр ана. Олы яшьтэ, башны кутэрмичэ, бала карап булмый да эле, арыта да. Узегез тапкансыз, узегез устерегез! Алла сабырлык хэм ярдэмен бирсен. Бала устеру жинел дигэн кеше юк эле, аны бит уйнатып, ашату, юындыру гына тугел, тэрбия бирергэ дэ кирэк.
    Әни шәхси тормышын төзи, мин җәфаланам
  • 1 декабрь 2022 - 21:15
    Без имени
    Белмим, мин дэ баланы берузем тарбиялим, эни эти икенче шэхэрдэ торалар, Бер булышучым да юк, куршедэн башка, элдэ Аллага шокер ул бар, баланы иртэн торып мэктэпкэ озата (1класс), мин эшкэ БИК иртэ китэм, дэрес беткэч подъездда каршы алып квартирага кертеп, ашарга жылытып бирэ. Свидание га йорергэ уемда да юк, даже не представляю как это. Куршемэ озын гомер сэлэмэтлек телим, элдэ ул бар. Бала усэ ул, Гомер буе бэлэкэй булмый, Шуна элеге вакытта баланы карау минем очен важнее всяких свиданий и личной жизни.
    Әни шәхси тормышын төзи, мин җәфаланам
  • 1 декабрь 2022 - 16:39
    Без имени
    Баштан утте, килмэгэн туганы калды микэн, торыргада. Йэ эйтмичэ килеп керэлэр иде. Аннары зарланганнарын ишеттемдэ. Берегезнедэ чакырып китермэдем, уземнен сезгэ барып торганым юк дидем. Мэжбури тотмыйм узегез килэсез дидем. Тоже бер булмэле иде. Хэзер килэсэлэрдэ китэлэр. Эле аларча булырга тиеш. Булмый гына торсын эле.
    Иремнең туганнары...
  • 1 декабрь 2022 - 10:43
    Без имени
    Котлыйбыз! Яшьлэр безнен килэчэгебез
    «Яңа йолдыз»да яңа җиңүче!
  • 1 декабрь 2022 - 09:35
    Без имени
    Бик кызыклы ,эчтелекле язма.
    Тау артында таулар бар
Реклама
«Татар мамык шәле» бренды нәрсә ул?
«Татар гаиләсе / үрнәк алыгыз»
«Азат хатын» күргәзмәсе – Кабан күле буенда
«Сөембикә»нең яңа саны һәм... балчык
Әлфия Миңнуллина: «Әни Казанга яланаяклы кыз булып килгән иде, яланаяк мәңгелеккә китеп бара...»
Фарфор буенча рәссам Римма Газалиеваның шәхси күргәзмәсе
Укучыга таба яңа адым: «Сөембикә»нең февраль санын тәкъдим иттек 
Венера Ганиеваның ире, тавыш режиссеры Камил Фәйзрахмановны соңгы юлга озату
Беренче дулкын. Өмет, курку, хисләр
Татарстан журналистикасы тарихы – фотоларда