​Казань и Москва: межгосударственные отношения в XV—XVI вв.

Между двумя государствами постоянно происходили военные действи и неправ был М. Худяков, утверждавший, что в этот период “между Казанским ханством и русским правительством восстановились добрососедские отношения, какие были и во второе царствование хана Сафа-Гирея”. Не было добрососедских отношений с Казанью вообще в период царствования Сафа-Гирея хана. Отсутствие военных действий в такие-то годы еще не означало такого состояния. Русское правительство никогда не оказывало доброй воли добрососедства Казани без ее подчинения и покорности. Сафа-Гирей хан же на это не шел. Несмотря на усилия таких видных деятелей, как Булат-князь, Беюргансеит, Чура Нарыков и другие, не удалось ликвидировать внешнюю опасность.

В марте 1549 года Сафа-Гирей хан скоропостижно скончался. Ему было всего 42 года. Причина внезапной смерти неизвестна. “Казанский летописец” приводит злопыхательные вымыслы: якобы он в пьяном состоянии ударился головой об умывальник, оттого и умер. Это сообщение сформулировано обычным насмешливо-злым тоном, с каким он описывает все неудачи и несчастья казанцев вообще.

У Сафа-Гирей хана было три жены: дочь князя ногайского Шеих-Мамая, дочь князя Юсуфа Сююмбике и еще одна, на одной из них женился Шах Али в 1551 году. Осталось несколько сыновей. Двое из них — взрослые Мубарак и Дуляк — жили в Крыму у Сахиб-Гирей хана, а младший, сын Сююмбике Утямыш-Гирей, жил с матерью. После смерти Сафа-Гирей хана необходимо было быстро разрешить запутанный вопрос о престолонаследии. По словам “Казанского летописца”, после смерти царя в Казани была “брань велика... не хотят казанцы меньший больших слушаться и покорятися им”.
Это сообщение указывает на борьбу и соперничество различных групп за власть, с одной стороны, и на выступление рядовых казанцев против придворной знати — с другой. Однако другие источники об этих событиях в Казани ничего не сообщают. А сведения о выезде некоторых казанцев (до 10 тыс.) в Москву, о чем сообщает летописец здесь же, не могли бы не отразиться на страницах Никоновской летописи и Царственной книги. Поэтому верить летописцу полностью нельзя. По-видимому, при царском дворе вопрос решался в срочном порядке, потому что Москва получила известие о смерти царя и провозглашении царем Утямыш-Гирея одновременно: “царь казанский Сафа-Гирей умер, убился во своих хоромах. И посадили казанцы и крымцы соодиначася, на царство Казанское сына его Утямыш-Гирея царевича дву лет”. Крымская партия в Казани оказалась в силе. Она опиралась на ханскую гвардию, состоящую из крымцев, во главе которой стоял крымский углан Кошчак. Он же был провозглашен главой правительства. Регентшей при малолетнем хане стала его мать, вдова двух правителей — Джан Алихана и Сафа-Гирейхана — Сююмбике.

Промосковская группа и другие противники крымцев ничего не могли предпринять, опасаясь междоусобных столкновений в самой Казани. Крымская гвардия не преминула бы вооруженной силой подавить всякое выступление, применив террор и репрессивные меры. Таким образом, в Казани установилась власть военного правительства крымской ориентации. Оно, как и при Сафа-Гирей хане, находилось в тесном контакте с Крымом. Есть летописные сведения о том, что сразу же после смерти хана были посланы делегации в Крым с просьбой о помощи и отправке из Крыма в Казань царем Буляк-Гирея, старшего сына Сафа-Гирей хана. Одну из таких делегаций, послов Казани, уничтожили служилые татары-казаки великого князя — “Урак с товарищи...” Летопись сообщает, что “в Крым никакова человека не пропустил”. Однако “послов было много”, и связь с Крымом не была прервана. Мухамед Риза, автор книги “Ассеб-о-мейяр”, сообщает, что казанцы в Крыму просили, чтобы престол занял сын Сафа-Гирей хана Буляк-Гирей, но Сахиб-Гирей хан на это не согласился, заключил его в тюрьму.

“Царь Сафа-Гирей мог поддерживать свою независимость, а теперь, когда Иван взял в свои руки бразды правления и имел намерение решительно действовать против Казани, в последней царем стал ребенок-младенец”. Поэтому правительство Сююм­бике в июле 1549 года через два месяца с небольшим после кончины Сафа-Гирей хана послало в Москву к великому князю от имени Утямыш-Гирей хана своего посла Бакшанду с грамотой, в которой просило установления мира между двумя государствами. Иван IV, хотя и писал в ответной грамоте, чтобы было откомандировано большое посольство, но не был склонен к миру, потому что шли приготовления к походу на Казань, который вскоре и совершился. Мирные предложения были предъявлены также через ногайцев. Отец Сююмбике Юсуф несколько раз письменно обращался к Ивану IV с просьбой помириться с Казанью и предлагал не только свое посредничество, но и часть доходов казанской земли.

Кончился период царствования Сафа-Гирей хана, кончились и походы ответного или наступательного характера против Московского государства. Отныне Казань, хотя и осталась в руках людей крымского толка, не вела никаких агрессивных действий против нового царя Москвы, а вынуждена была вести лишь оборонительные действия за сохранение своей независимости. На протяжении почти 28 лет два брата, крымско-казанские ханы Сахиб-Гирей и Сафа-Гирей, вели одинаковую и совместную политику по отношению к Русскому государству — политику противостояния продвижению русских на Восток. За это время между двумя государствами десятки раз происходили военные действия (1521 год — поход крымцев и казанцев на Русь; 1523—1524 гг. — поход русских на Казань; 1530 год — поход русских на Казань; 1536—1537 гг. — набеги Сафа-Гирей хана на новгородские, костромские, муромские, галицкие земли; 1541 год — набег Сафа-Гирей хана на Муром; 1545 год — большой поход Ивана IV на Казань; 1546 год — наступление русских воевод на Свиягу; 1547 год — большой поход Ивана IV на Казань (кроме них можно отметить ряд малых набегов с той и другой стороны). При Сафа-Гирей хане московское правительство на мирные отношения не соглашалось иначе как через установление вассального положения Казани от Москвы. Оно не согласилось на добрососедские отношения и после, на мирные предложения Сююм-бике неизменно получала ответы, равнозначные отказу.
Правление Сафа-Гирей хана, подчинившего Казань крымской политике, для населения и самого государства как во внутренней жизни, так и во внешнеполитическом отношении было тягостным, но оно сохраняло все-таки самостоятельность Казани.
Противостояние же с русскими привело к тому, что растущее Московское государство скоро решило совсем ликвидировать Казанское ханство путем завоевания. 

Татар хатын-кызлары өчен кызыклы язмаларны Сөембикә Telegram-каналында укыгыз


Ошый
Поделиться:
Комментарийлар (0)
Cимвол калды:
Хәзер укыйлар
  • Оясында ни күрсә... Оясында ни күрсә ...Очканында шул булыр. Халкыбызның буыннан-буынга күчеп килгән әлеге мәкале бүген дә үзенең актуальлеген югалтмый. Ә очар өчен һәр кешегә ныклы канатлар, кайтырын сагынып көтә торган нигез кирәк. Бала өчен ул башта ата-ана йорты булса, үсә төшеп насыйбын очраткач, үз өенә әверелә. Бүгенге геройларыбыз Земфира һәм Рамил Әхмәтшиннарның йорты да хәзер туганнарны гына түгел, балаларны, оныкларны бергә туплый торган җылы учак булып тора.
    2356
    28
    239
  • Үгиләр... Илзирә бүген әбисенә төшеп китте. Әнисенә үпкәләде. Үз әтисе үлеп, икенче иргә кияүгә чыкканнан соң әнисе ике арада өзгәләнә: бер яктан балалары, икенче яктан яңа ире. Ир – ир инде ул. Ничек Илзирәгә ышанмый әнисе?! Ана кеше иренә түгел, кызына ышансын өчен нәрсә эшләргә кирәк бу Хариска? Башка чыдар хәле калмады бугай кызның...
    6147
    2
    89
Реклама
Соңгы комментарийлар
Реклама
«Азат хатын» күргәзмәсе – Кабан күле буенда
«Сөембикә»нең яңа саны һәм... балчык
Әлфия Миңнуллина: «Әни Казанга яланаяклы кыз булып килгән иде, яланаяк мәңгелеккә китеп бара...»
Фарфор буенча рәссам Римма Газалиеваның шәхси күргәзмәсе
Укучыга таба яңа адым: «Сөембикә»нең февраль санын тәкъдим иттек 
Венера Ганиеваның ире, тавыш режиссеры Камил Фәйзрахмановны соңгы юлга озату
Беренче дулкын. Өмет, курку, хисләр
Татарстан журналистикасы тарихы – фотоларда
Бу – безнең уртак тарихыбыз
Журналыбыз архивыннан