Хатын-кызлар өчен татар телендә
бердәнбер әдәби-нәфис журнал
1913 елда чыга башлады
1926–1991 елларда «Азат хатын»
Баш битМәдәниятШәхес → Альбина Шагимуратова. Американские страницы

Альбина Шагимуратова. Американские страницы

Марк Зальцберг
Марк Зальцберг
17 февраля 2016
1858 карау
В сентябре 2006 года мне позвонили из Хьюстонского Оперного Театра (США, штат Техас) и от имени директора театра попросили приехать и познакомиться с певицей из России Альбиной Шагимуратовой, только что прилетевшей для занятий в Оперной Студии Театра. Я не певец и не музыкант, однако давно уже был в Оперном Театре своим человеком. В 1993 году тогдашний директор театра мистер Дэвид Гокли попросил меня поработать в свободное время переводчиком для двух русских певцов, прибывших в г. Хьюстон для участия в опере «Мадам Баттерфляй». В те времена мало кто из российских певцов владел английским, а меня знали в городе Хьюстон не только как синхронного переводчика и инженера-физика, но и как любителя и знатока оперной и классической музыки. 
В нашем доме для друзей и знакомых устраивались музыкальные вечера, часто с просмотром видеозаписей опер и  концертов. Записей были тысячи, так как, что я с детства любил оперу и классическую музыку, что не удивительно для ленинградца, родившегося в городе – Академии мировой культуры. Я рассказывал присутствующим, что мы будем слушать или смотреть. Говорил им об истории возникновения оперы, её  великих исполнителях и дирижёрах.

По сложившейся практике российским певцам театр предоставлял  переводчика-филолога. Превосходная русская певица Галина Горчакова, прибывшая для исполнения в театре партии Чио-Чио-Сан, через полчаса после репетиции просто прогнала предоставленного специалиста, сказав, что она ничего не знает об опере, музыке и театре и не владеет элементарной музыкальной терминологией. 
Театр пришел в движение. Ни превосходная Галина Горчакова, ни замечательный баритон Игорь Морозов  английским не владели, а искать ещё одного переводчика  было совершенно бессмысленно. Вот Гокли и вспомнил про меня.



Я работал тогда научным сотрудником в Космическом Центре Хьюстонского Университета и от моей лаборатории до оперного театра было не более 10 минут езды на автомобиле. Американский Университет хорош был тем, что компенсировал не очень высокие заработки полной свободой для своих сотрудников. Главное делай хорошо своё дело и в срок! А сколько времени ты проводишь в лаборатории, библиотеке или ещё где-нибудь, никого не интересовало.

Вечером я приехал в театр, познакомился с певцами, режиссёром и дирижёром и началась репетиция. То, что филолог-переводчик, не знающий оперы и музыки, не мог работать с певцами понятно, так как для работы с исполнителями оперы нужно знать не только имена персонажей спектакля, но следует знать такие термины как фермата, глиссандо, стаккато и прочие специфические для музыкального жанра слова. Большинство из музыкальных терминов итальянские, международные и в переводе для профессионального певца или музыканта не нуждаются, но незнакомый с ними представленный певцам переводчик всё время останавливался, с недоумением оглядываясь то на режиссёра, то на дирижёра и певцов. Не знала наша переводчица ни имён композиторов, написавших оперы, ни их названий и многое  другое. 



Я владел всем этим достаточно хорошо. Репетиции с моим участием  проходили успешно, мною в театре были довольны. С этого времени началась моя волонтёрская служба в Хьюстонской Гранд Опера, которая продолжалась более 20-ти лет. 

Ежегодно меня просили помочь с переводом многим русским певцам, я стал в театре привычной фигурой и бывал там запросто, как на работе. Я познакомился и подружился с выдающимися русскими певцами, выступавшими на сценах Америки и Европы. Но это были не юные артисты, а уже известные всему оперному миру вокалисты.
Но приглашение меня в театр осенью 2006 года стало для меня событием. Я познакомился с будущей мировой оперной певицей Альбиной Шагимуратовой! Она приехала в Оперную Студию Хьюстонской Гранд Опера как артистка, никому тогда неизвестная. Скромная, по студенчески  неприхотливо и немодно одетая молодая девушка не произвела на меня  особого впечатления. По английски она не знала ни слова и я переводил беседу директора Студии с ней.



Затем я отвез её в дом, где театр снял ей квартиру, познакомил Альбину с особенностями американского кухонного и прочего оборудования.
Большая часть занятий со стажёрами проходит  в Студии  по  вечерам и я надолго оказался по существу одним из работников Студии. Мне было очень интересно, т.к. я люблю театр, и в СССР, откуда мы с семьёй переехали в 1979 году в Америку, я много времени проводил на репетициях в театрах, благодаря дружбе с актёрами, музыкантами, певцами и постановщиками. В основном это были Ленинградский Мариинский и Малый оперный театр, Ленинградский Большой драматический и Большой театр России. Репетиционный процесс мне был хорошо знаком, многие оперы я знал наизусть и поэтому никаких затруднений в работе с певцами я  не испытывал. 

При первой встрече Альбина показалась мне замкнутой, озабоченной, молчаливой и  не улыбающейся. Это и понятно, ведь она оказалась в чужой стране, не знала языка, не имела ни друзей, ни знакомых. Пока шли разговоры, так сказать административного характера, я не испытывал к Альбине особого интереса.

Неизвестная мне молодая артистка Студии не привлекла моего внимания, но только до первого урока с концертмейстером Питерем Пастором, с которым я был давно знаком и не раз переводил его занятия с певцами из России.

Спросив Альбину, есть ли у неё вопросы, которые она хотела бы обсудить с ним и задав ей несколько вопросов, Питер попросил её спеть что-нибудь по её выбору. Альбина решила спеть арию Царевны-Лебедь из «Сказки о царе Салтане» Римского-Корсакова.



У меня на слуху голоса десятков оперных певцов. Ария Царевны-Лебедь, написанная для высокого колоратурного сопрано, достаточно технически трудна в исполнении. Услышав голос Альбины мы с Питерем посмотрели друг на друга с удивлением и удовольствием. Голос Альбины нас поразил. Он оказался на редкость красивым и сильным. 

Трудно описать голос певца, не прибегая к цветовым или даже температурным аналогиям. Читатель наверное слыхал или встречал в литературе выражения вроде – теплый голос, хрустальный звук, яркий или тусклый тембр звука. Прибегают и к таким определениям  как золотой  голос, металлический или серебряный. Ничего не поделаешь. Прибегая к давно знакомым сравнениям или ощущениям, тем не менее точно описать голос певца трудно, а степень воздействия голоса на наши чувства и эмоции ещё труднее. А ведь следует говорить ещё и о техническом мастерстве певца, не прибегая к специальным, чаще всего латинским  или  итальянским терминам. Важна степень музыкальности исполнителя, уровень его культуры, так как для подачи чистого и красивого звука недостаточно точного следования нотному тексту. Певец или певица должны высокопрофессионально владеть своим голосовым аппаратом, выражать характер героя или героини, в голосе певца должны чувствоваться возраст оперного персонажа, взволнованность или равнодушие, а также ещё многое другое. 

Короче говоря, вокальных премудростей достаточно много.  Вместе с тем вокалист должен полностью контролировать себя на сцене. Фёдор Шаляпин писал, что он однажды так вошёл в образ Ивана Сусанина, так пожалел его, что по его лицу побежала слеза и дрогнул голос. «Бог с ним с Сусаниным, сказал себе Фёдор Иванович, ты не увлекайся, а лучше пой правильно».

Все эти рассуждения я привел здесь для того, чтобы читатель понял какое это трудное дело быть оперным певцом, каким надо обладать талантом, как долго и упорно следует учиться оперному искусству. А ведь я и десятой части не рассказал читателю о том, что должен знать и уметь современный оперный исполнитель. Время, когда исполнителю достаточно было иметь красивый и мощный звук, издавая его со сцены в позиции, словно его прибили к одной точке, давно прошло. Теперь хороший певец должен быть и хорошим драматическим актёром.



Но вернёмся к Альбине. На первом уроке в студии Альбина спела ещё арию Царицы Ночи из моцартовской «Волшебной флейты». Эта ария одна из труднейших в репертуаре колоратурного сопрано. Мало есть и было певиц, которые могли спеть эту арию без напряжения и самое главное красиво и правильно. Там есть немало предельно высоких нот, а вся ария поётся в очень высоком темпе. Альбина спела арию блестяще. Питер сказал мне после урока, что кажется Студия получила выдающуюся и талантливую певицу и работать с нею будет легко и приятно. Я с ним согласился!
После этого урока у Питера я стал внимательно следить за занятиями Альбины. Я понял, что эту певицу ждёт великое будущее, и нет ничего интереснее, чем следить за жизнью и работой выдающегося таланта. Регулярные занятия в Студии включали не только уроки вокала. Студийцы изучали языки, и прежде всего итальянский, оперы и музыку. Готовили небольшие роли в будущих постановках Хьюстонской Гранд Опера и часто давали концерты для любителей музыки в домах богатых меценатов и концертных залах.

В Студии регулярно давали мастер-классы знаменитые дирижёры, певцы и оперные режиссёры. Альбина выделялась среди студийцев не только красотой звука. Она не прощала себе ни малейшей неточности при звукоизвлечении и по несколько раз повторяла один и тот же пассаж или фразу. Практически она занималась по 10–12 часов в сутки. Быстро выяснилось, что Альбина свободно читает партитуру, а не только клавир, может сесть за рояль и сыграть любое место из своей вокальной партии. В квартире у Альбины инструмента не было и я предложил ей заниматься у нас дома на хорошем пианино, привезённом нами из Ленинграда при отъезде в эмиграцию. С тех пор мы с женой часто наслаждались присутствием и пением  Альбины. Она превосходно аккомпанировала себе, часами слушала музыкальные записи из нашей обширной коллекции, брала книги по театру и музыке. Вскоре мы подружились и она стала у нас в доме своим человеком. Нас удивляла работоспособность этой молодой девушки. Её способность практически с листа запоминать свои партии и многочисленные романсы и песни. Её вокальная техника находились на таком уровне, что по этой части ей было нечему учиться в Студии. Однако на мастер-классах Альбина узнавала много нового. Особенно о себе. Вот что произошло в мастер-классе знаменитой оперной певицы, меццо-сопрано Евы Пудель. Она сразу заметила Альбину и практически весь мастер-класс прошёл с ней. Ева требовала от Альбины исполнения трудных отрывков из оперных партий. Придиралась к каждой неточности, пока Альбина, чуть не плача спросила, отчего Ева так требовательна только к ней. Почему не придирается так к другим студийцам. Та ответила: «Я так требовательна к тебе потому, что только ты одна из всех студийцев в состоянии выполнить всё, что я от тебя требую. Тебя ждёт большое будущее!»
А знаменитый итальянский дирижёр Эдуардо Мюллер, много лет работавший дирижёром-ассистентом Артуро Тосканини, сказал однажды на репетиции: «Альбина, ты вскоре сможешь делать своим голосом всё, что захочешь. Я и сейчас требую от тебя почти невозможного, а тебе всё удаётся». А в беседе со мной Эдуардо сказал, что не часто он встречался с таким голосом, талантом и такой работоспособностью. Не удивительно, что вскоре послушать Альбину стали прилетать импресарио и дирижёры из других театров США. Ещё числясь артисткой Студии Альбина начала петь на сцене Хьюстонской оперы в репертуарных спектаклях. Она начала с роли Феи Росы в опере «Хензель и Гретель» композитора Хампердинка, где выступила с большим успехом. Хрустальной чистоты и высоты голос Альбины точно соответствовал образу Феи. Альбине было легко петь в этой постановке. Она была классической, без модернистских выдумок и с хорошей музыкой.



Вскоре после этого последовало участие Альбины в опере Яначека «Хитрая лисичка». Но с этой оперой было много слёз и неприятностей! Альбина певица бельканто. Она прирождённый классик! Её голосу и вокальной технике более всего соответствуют образы, созданные Беллини, Доницетти и Верди. Яначек у меня и у Альбины вызывал стойкое раздражение. Эта опера из целого класса «новых» опер, написанных как бы в опровержение понятиям о музыкальной гармонии и оперном стиле. Достаточно грамотные композиторы, не обладая талантами Верди или Пуччини, провозгласили новое направление. Им не нужны были красивые арии или ансамбли. Главное для них был текст, и даже лучше если не стихотворный, а музыка скорее шумовая нагрузка. В таких операх неинтересная музыка, арии лишёны мелодии, их тяжело запоминать и петь. Если говорить о бельканто, т.е. прекрасном пении, то у Яначека нет ни пения, ни красоты. Я не говорю о том, что это были плохие произведения, это был своеобразный жанр, имеющий своих поклонников и последователей. Но этот жанр далёк от традиционного понятия оперы, что любители бельканто не находят в нём ничего достойного.



Концертмейстер, упомянутый уже Питер Пастор, сразу почувствовал настроение Альбины. Ему и самому эта опера не нравилась и он начал придумывать какие-то особые приёмы, чтобы заинтересовать певицу. Дело дошло бы и до скандала, когда Альбина заявила, что эту партию петь не будет. Однако мы с Питерем смогли убедить её не делать этого, иначе вполне возможно, что ей пришлось бы расстаться со Студией. Партию она спела весьма неплохо! 

Как часто бывает с очень талантливыми людьми их явное превосходство над остальными не вызывает симпатии у коллег и даже у начальства. Не миновала этого и Альбина. Новый директор оперной студии немолодая женщина, в прошлом заурядная певица, не понимала, что с большими талантами надо обращаться бережно. Что этих людей не следует приравнивать ко всем остальным. Для директора Студии важнее всего была дисциплина, несмотря на то, что она имела дело не с детьми, а вполне со взрослыми людьми. Мне казалось также, что явные успехи Альбины сильно раздражали директора Студии.

Вот летит Альбина, единственная из Студии, в Нью-Йорк на прослушивание в Метрополитен Опера. А Студия в это время устраивает в   провинциальном городе штата Техас концерт. Альбине предстояло спеть там всего лишь одну арию. И хотя в Студии было достаточное количество артистов, и без Альбины вполне можно было бы обойтись, но Альбина получает грозный приказ прилететь на концерт из Нью-Йорка. От Нью-Йорка до Хьюстона почти две тысячи километров, да ещё до этого провинциального городка из Хьюстона надо лететь, т.к. прямого авиарейса нет. Альбина пыталась убедить директора, что на это уйдёт целый день, что наутро после концерта ей надо вернуться в Нью-Йорк на прослушивание в Метрополитен Опера. Что она будет утомлена и не в лучшей вокальной форме для такого ответственного дела. Но ей пригрозили отчислением из Студии! Пришлось ей проделать этот нелепый путь и несмотря на усталость она прекрасно спела прослушивание. Её заметили и она начала петь в Метрополитен Опера сразу по окончании Студии. 



Вскоре после этого Альбина Шагимуратова спела партию Царицы Ночи в «Волшебной флейте» Моцарта в Гранд Опера Хьюстона. Спела с большим успехом! Аплодисментам не было конца! Так она впервые заявила о себе как выдающаяся оперная певица! Я уже писал, что эта партия самая трудная в репертуаре колоратурного сопрано.

Альбина по прежнему артистка Студии и её временем и работой  распоряжается Студия. Альбина же считает, что её время и работа принадлежат прежде всего ей. Неприятности из-за этого возникали не раз. Доходило до того, что директор Студии звонила мне поздно вечером домой с вопросом «где Альбина?». Я как можно вежливо отвечал, что не знаю, что сейчас время позднее для занятий в Студии, а Альбина межу прочим взрослая и может распоряжаться своим временем сама. Часто при таком разговоре Альбина сидела у нас дома за пианино и готовилась втайне от Студии к Вокальному конкурсу имени  П. Чайковского в Москве в 2007 году. В Студии никто не ожидал, что Альбина будет участвовать в конкурсе. И её победа с Золотой  медалью и первым местом явилась полной неожиданностью. Даже для музыкальной России, Москвы и для нас американцев.

Мы, полжизни прожившие в СССР, знали, что подобные мероприятия редко обходятся без предварительного сговора между устроителями конкурса и членами жюри. Скандалы по этому поводу случались не раз и рассказы о них можно найти в печати. Все помыслы организаторов были направлены на то, чтобы первые места на конкурсах занимали только советские вокалисты и музыканты. И несмотря на то, что СССР давно распался, у Альбины было мало шансов занять первое место, несмотря на уникальное дарование и, прежде всего голос и итальянскую школу пения, которую она сама для себя выстроила. Ведь училась она в основном по записям и часто с собственным аккомпанементом.



Опасения наши были не напрасны! Альбина ведь уже более года отсутствовала в России. Её забыли, а российские участники конкурса, поддерживаемые именитыми учителями и властями, были у всех на слуху и на виду. И вот, сразу после феноменальной победы Альбины я прочитал в какой-то московской газете (не помню уже названия): «Вообще-то Золотая медаль предназначалась для другой российской певице, но преимущество Шагимуратовой  было столь подавляющим, что не присудить ей первое место жюри не могло!» Как вам, читатель, нравится это «предназначалось»?
Бывших советских людей не бывает! Но и в Студии, куда Альбина вернулась героиней и победительницей, её не встретили с триумфом. Я хорошо знаю американскую артистическую среду. Им не понравилось, что русская, а не   американская певица, да еще из американской Студии так прославилась. Вот так вот. Даже американцы бывают советскими.

На Международном конкурсе им. П. Чайковского присутствовал знаменитый оперный импресарио Мэтью Эпстайн. Он был не только сотрудником знаменитой музыкальной антрепризы Колумбия. Он являлся художественным руководителем и советником в ряде знаменитых оперных театров Америки, был широко известен в Европе и его слово было Законом для многих дирижёров и постановщиков. Никому доселе неизвестная Альбина понравилась ему настолько, что он предложил крупнейшему дирижёру современности Альберто Мути пригласить Альбину спеть в самом знаменитом оперном фестивале в австрийском городе Зальцбурге, родине Моцарта. 



Этот фестиваль привлекает самых лучших певцов и постановщиков со всего мира. Он основан в 1920 году и проводится ежегодно с 18 июля по 30 августа. Участвовать в нём считают за честь и удачу всемирно известные певцы! Туда съезжаются со всего Мира богатейшие любители оперы. Билеты продаются за тысячи долларов. В гостиницах всё занято, рестораны полны! В эти дни в городе царит настоящий праздник музыки и оперы.

Эпстайн сказал – Мути сделал! И вот артистка оперной Студии Хьюстонской Гранд Опера Альбина Шагимуратова, золотой медалист конкурса им. П. Чайковского спела в 2008 году в Зальцбурге партию Царицы Ночи Моцарта с большим успехом. Но Студия и в этот раз ничем не отметила этого выдающееся достижения Альбины. 
Однако на Родине – в Татарстане – вокальные успехи Альбины были оценены должным образом. В 2009 году Указом Первого Президента Республики Татарстан М. Шаймиевым Альбине было присвоено высокое звание «Народный артист Республики Татарстан», минуя звание «Заслуженный артист». В 2011 году Указом Президента Республики Татарстан Р. Миннихановым Альбина была награждена Государственной премией Республики Татарстан имени Г. Тукая. 



Следует отметить, что пребывание Альбины в Студии не было напрасным. Благодаря Студии с нею познакомились крупные деятели оперы Америки и Европы. Прежде всего они оценили одарённую певицу, да и дирекция Гранд Опера Хьюстона быстро поняла, что Альбина – это сокровище. Еще не окончив Студию, где она провела два года, она    стала получать предложения спеть главные  партии в операх  Хьюстона, Чикаго и Сан-Франциско. Начала она свои выступления с партий Виолетты в  «Травиате», Лючии в «Лючия де Ламермур». Эти сложные партии и они у всех на слуху. Прекрасно спела Альбина партию Мюзетты из «Богемы», будучи ещё артисткой Студии. Особенно нравились Хьюстонской аудитории выступления Альбины в роли Царицы Ночи. В этой роли у неё сейчас нет соперниц. 

Ещё одно бесспорное достижение Шагимуратовой за время пребывания в Студии – это английский язык. На зная ни слова по английски вначале, при окончании Студии английским владела она превосходно! Особенно следует отметить интонационную точность её произношения. Она поёт на этом языке так, что никто в Америке не скажет о ней как об иностранке.



Альбина не только стала певицей международного класса. Занятия с хорошими режиссёрами, дирижёрами и художниками-оформителями спектаклей, общение с выдающимися певцами отшлифовали её вкус и манеры. Она уже не была той скромно одетой и застенчивой девушкой , какой появилась в Студии. Её превосходный английский, её платья, концертные наряды, её поведение на сцене стали соответствовать высоким требованиям первоклассного оперного театра. Она стала истинной Оперной Звездой, знающей себе цену, и заставила окружающих понять и принять это.

Теперь Альбина в постоянном спросе. От Метрополитен Опера Нью-Йорка до Токийской Оперы, от Большого театра России до самого знаменитого оперного театра  мира «La Scala» в Милане звучит её неповторимый и незабываемый голос. Она не только поёт! Я часто слушаю по радио её интервью с музыкальными журналистами многих стран мира и радуюсь, и удивляюсь тому, кем стала наша вчерашняя скромная московская студентка Альбина. Превосходный, я бы сказал благородный, английский. Достоинство в ответах и в манере разговора. И даже по речи слышно, что это первоклассная певица и артистка! Красивый, глубокий, богато модулированный голос, прекрасная дикция. Услышав её разговор, я бросаю все дела и сажусь к приёмнику слушать. 

Недавно я с удовольствием услышал, как Альбина сказала: «Для меня самое главное выразить голосом и окраской звука характер и поведение своих героинь. Я не люблю метаться по сцене и делать множество глупых движений! Главное голос и певческая техника!» Я сразу вспомнил, что это было артистическим кредо Ф. И. Шаляпина, гениального артиста и певца, навсегда установившего каноны оперного пения.

Хьюстон, США. Ноябрь 2015 года.

Сезнең фикер

Загрузка..
Загрузка..
ТР кеше хокуклары буенча вәкаләтле вәкил
Россия Федерациясе Пенсия фондының Казан шәһәре Совет районы буенча матбугат чаралары белән элемтәләр урнаштыру бүлеге баш белгече
Кукмара районы Камышлы авылы имам-хатыйбы
Татарстан Республикасының Этил спирты һәм алкогольле продукция җитештерүне, әйләнештә йөртүне, сыйфатын дәүләт тикшерүен тәэмин итү һәм кулланучылар хокукларын яклау буенча дәүләт инспекциясенең Казан бүлеге җитәкчесе.
Врач-кардиолог, терапевт, кандидат медицинских наук
Intertat
Татар-информ
Татмедиа
16+
Сделано в iCC Design Group
www.icc-otk.com
Orgy